Регистрация Войти
Вход на сайт
» » » Закулисье предыстории Второй Мировой, или кто и как помог напасть Гитлеру на Советский Союз

Закулисье предыстории Второй Мировой, или кто и как помог напасть Гитлеру на Советский Союз

31-08-2009, 12:37
Автор: Admin
Просмотров: 1627
Комментариев: 0
Версия для печати
ЗАКУЛИСЬЕ ПРЕДЫСТОРИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ, ИЛИ КТО И КАК ПОМОГ ГИТЛЕРУ НАПАСТЬ НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ1 СЕНТЯБРЯ с.г. – 70-я ГОДОВЩИНА начала Второй мировой войны, с 22 июня 1941 г. ставшей для народов нашей страны Великой Отечественной войной. В этот день гитлеровские войска приступили к реализации плана «Барбаросса», конечной целью которого было уничтожение России как государства, порабощение и уничтожение живущих в ней народов. В самый раз вспомнить о том, что упорно не желают вспоминать в Европе, – тесном сотрудничестве ряда государств и тогдашних политических деятелей с фашистским режимом Германии и поощрении его к агрессии против Советского Союза.

Сообща против одного

Субботним днем 21 июня 1941 г. советское полпредство в Берлине направило в адрес германского правительства вербальную ноту № 013166, в которой отмечалось, что в период с 27 марта по 18 апреля воздушная граница СССР нарушалась 80 раз, а с 19 апреля по 19 июня – 180 раз. В ноте особо подчеркивалось возросшее количество провокаций с сопредельных территорий Румынии и Финляндии. Готовя этот протест, в Советской стране еще не знали, что с того самого субботнего дня время провокаций через считанные часы сменится временем невиданной по масштабам войны.

На рассвете 22 июня был задействован первый стратегический эшелон гитлеровских войск, насчитывавший свыше 3,2 млн чел., 3350 танков, около 8 тыс. орудий полевой артиллерии, более 600 тыс. автомобилей разных типов. В качестве стратегического резерва, готового уже через одну – три недели вступить в бой, имелось 29 германских соединений (28 дивизий и бригада), а также 25 дивизий и семь бригад союзников Германии, имевших в своем составе свыше 1 млн чел. и более 500 танков.

Уже само участие в «Восточном походе» финских, румынских и венгерских войск наглядно свидетельствует о международном характере агрессии против СССР.

К тому же к участию в агрессии привлекались все возрастающие силы союзников. Так, вступив в войну против СССР, правительство Венгрии послало на фронт вначале хотя и немногочисленные, но зато отборные войска – около 40 тыс. чел. Но уже осенью того же года их количество возросло до 90 тыс. А в 1942 году против советских войск действовало более 160 тыс., а в 1943 году до 200 тыс. мадьяр.

Активно пополнялись воинские части Румынии и Финляндии. Пройдет немного времени, и вместе с немцами за интересы рейха будут сражаться испанские, итальянские, словацкие дивизии, французские, бельгийские, фламандские и другие формирования. На стороне германских войск будут также воевать судетские немцы, австрийцы, уроженцы Люксембурга, Хорватии, представители Прибалтийских государств.

Начиная же с осени 1940 года руководство военной экономикой Германии предприняло конкретные и весьма эффективные действия по использованию промышленного потенциала оккупированных и зависимых стран в своих целях. «Плодотворно» на нужды вермахта работала, в частности, военная промышленность Чехословакии. Заводы «Шкода» выпускали 240-мм пушки М-16, 170-мм и 210-мм пушки, 210-мм мортиры. Авиационная промышленность Чехословакии производила до 1500 самолетов в год. Для вермахта здесь также было налажено производство оптических приборов средств связи, химического, инженерного и другого снаряжения.

Заказы вермахта были размещены на 14 тыс. французских предприятиях, где работало около 3 млн чел., занятых выпуском боевых самолетов, авиамоторов, автомобилей. В Голландии для вермахта производились радиотелефонная и телеграфная аппаратура, различное электротехническое оборудование.

В Норвегии на германскую армию работал концерн по производству взрывчатых веществ. Бельгия обеспечивала Германию самолетами, боеприпасами, различным вооружением, средствами связи, судами, автомашинами. Даже в такой, казалось бы, «сельскохозяйственной» стране, как Дания, на 1 апреля 1941 г. 268 предприятий выполняли заказы вермахта.

Стоит отметить, что накоплению вермахтом вооружений способствовало и то, что с июля 1940-го по апрель 1941 года он не вел боевых действий.

В ходе Второй мировой войны к собственным запасам оружия, военной техники, боеприпасов прибавилось и огромное количество трофеев. В распоряжение вермахта перешло вооружение 30 чехословацких, 34 польских, 92 французских, 22 бельгийских, девяти голландских и некоторых английских дивизий, а также огромные запасы различного снаряжения и боеприпасов.

На усиление военной мощи Германии, в первую очередь, нацеленную на разгром Красной Армии и ликвидации России как государства, работали также тысячи предприятий союзников Германии и ряда нейтральных стран. В частности, из Италии для вермахта поставлялись электромашины для подводных лодок, моторы, боеприпасы, отдельные виды вооружения. Орудия, минометы, стрелковое оружие германской армии поставляли предприятия Венгрии. По заказам гитлеровских генералов напряженно работали предприятия Швеции и Швейцарии, Болгарии, Греции, Испании, Сербии, Словакии, Хорватии, Финляндии, Югославии…

Практически все европейские страны в той или иной степени вносили свой вклад в оказание помощи гитлеровской Германии. Это уже дает основание считать, что 22 июня 1941 г. Советский Союз стал не только объектом нападения немецких фашистских сил, но и жертвой заговора европейских стран, покорно работающих на нужды рейха.

 

Равнение на рейх держали венгерский диктатор Хорти, болгарский царь Борис и другиеРавнение на рейх

Первым на Европейском континенте так поступил Бенито Муссолини – глава итальянской фашистской партии и «по совместительству» – глава фашистского правительства, еще в 1922 году захвативший в стране власть.

Как говорится, диктатор всегда готов поддержать диктатора. И вообще, в своем равнении на рейх Муссолини демонстрировал образец высочайшей активности и примерности. Так, когда Гитлер накануне вторжения германских войск в Австрию решил узнать, как его действия оценят в Риме, Муссолини не стал рассуждать о праве народов на самоопределение и прочих других международных правах. Итальянский фашист все понял и порадовал своего германского коллегу ответом о том, что Австрия для Муссолини уже не существует.

– Я этого никогда не забуду, – с удовлетворением ответил Гитлер. И действительно не забывал верного сподвижника по Тройственному пакту.

Вместе с тем Берлин остро нуждался и в других сподвижниках. Принято считать, что их появление у нацистской Германии в лице стран-сателлитов, союзных и зависимых государств - прежде всего результат ее растущей военной мощи и агрессивной внешней политики. Опасаясь за целостность границ своих государств, их первые лица, включая королевских и царствующих особ, якобы, были вынуждены идти на сотрудничество с Гитлером. Как говорят, худой мир лучше любой оккупации…

 

Равнение на рейх держали венгерский диктатор Хорти, болгарский царь Борис и другиеДействительно, сверхскоростные темпы перевооружения Германии оказывали на европейские государства угрожающее впечатление. Как впрочем, и внешняя политика Берлина. Основанная на шантаже, подкупах, провокациях, подрывной деятельности, она была нацелена на тотальный экспорт фашизма со всей его идеологией. Стоит напомнить, что первую попытку этого экспорта Берлин предпринял еще 25 июля 1934 г. в Австрии. В этот день более сотни эсесовцев из элитного 89-го штандарта (полка) СС, переодетые в австрийскую военную форму, ворвались в федеральную канцелярию и расстреляли тогдашнего канцлера. Затем, захватив местную радиостанцию, передали сообщение о смене власти. Разумеется, о смене с фашистским уклоном. Но путч не удался. Мятежники получили жесткий отпор.

В этой связи весьма интересен пример с Румынией. В ее столицу не врывались переодетые эсесовцы, короля и его министров никто не расстреливал, но власть в стране все отчетливо обретала профашистский характер. Румыния, активный участник так называемого антисоветского «санитарного кордона», закрыв глаза на обязательства перед своими союзниками Великобританией и Францией, резко взяла курс на сближение с Германией. Еще до начала Второй мировой войны, в марте 1939 года, правительство короля Кароля II подписало германо-румынское соглашение, согласно которому экономика страны стала работать на рейх.

Пройдет год, и в мае 1940 года Румыния заключит с Германией так называемый «нефтяной пакт», по которому обязалась удовлетворить все требования гитлеровцев в обмен на оружие, захваченное немцами в Чехословакии и Польше. Подписанты этого «пакта» даже не задумались над тем, что ценнейшее сырье, причем в огромных количествах, Германия приобрела фактически задарма - за счет своих трофеев. К тому же, «не первой свежести».

Но прошло всего несколько дней после столь странного «нефтяного пакта», как румынское правительство направило в Берлин меморандум, в котором предлагало Германии «тесное сотрудничество не только в экономическом, но и во всех прочих областях». В ответ на запрос Берлина, как нужно понимать данное предложение, из Бухареста пришло пояснение - готовы сотрудничать и в военной области. Цель сотрудничества была отчетливо определена 20 июня 1940 г., когда король Румынии в специальном меморандуме предложил Гитлеру свои услуги в борьбе против Советского Союза и заявил о готовности заключить румыно-германский военный союз.

Спрашивается, с чего бы это Румыния, отказавшись от английских гарантий безопасности, так настойчиво стала набиваться в союзники Германии? Да с того, что, видя германскую военную мощь, надеялась с ее помощью решить свои территориальные проблемы, в частности в Трансильвании.

Примечательно, что этот же вопрос, только в свою пользу, планировало решить и тогдашнее руководство Венгрии, заявляя о себе, как о верном союзнике Германии.

Равнение на рейх взяли и реакционные правящие круги Болгарии, стремясь к расширению связей с фашистской Германией и тоже надеясь с ее помощью добиться пересмотра границ своих территорий и осуществления своих реваншистских притязаний к соседним государствам. В том числе и к Румынии. Но, опасаясь обострения внутри страны и осложнений с соседними странами, Болгария всячески стремилась оттянуть время открытого вступления в фашистский союз. Во время встречи с Гитлером в ноябре 1940 года болгарский царь Борис заверял фюрера в полной готовности к сотрудничеству с державами оси, но просил не торопить его с вовлечением Болгарии в Тройственный пакт.

Безусловно, Берлин пытался кое-что решить. Например, в результате румыно-болгарских переговоров Болгария приобрела Южную Добруджу отторгнутую от нее еще в 1913 году.

Но что касается румыно-венгерских переговоров о Трансильвании, то они зашли в тупик. Более того, 30 августа 1940 г. в Вене представители Германии и Италии навязали Румынии так называемый Венский арбитраж, по которому северная часть Трансильвании передавалась Венгрии. Впрочем, арбитраж не удовлетворил ни одну из сторон.

Неблагодарностью Берлин отплатил и Каролю II, так много сделавшему для укрепления союза с Германией. Берлину не понравились связи короля с западными странами и он «позаботился» о том, чтобы в Румынии установилась «сильная власть» во главе со «своим» человеком – генералом Антонеску, который был связан с фашистской организацией «Железная гвардия» и, как отмечалось в одном из документов внешнеполитического ведомства Германии, «проповедовал войну против России с примерным постоянством». Именно этот «проповедник» заставил короля отказаться от престола в пользу своего 19-летнего сына Ми-хая и убраться подальше от Румынии. 22 ноября 1940 г. Антонеску в Берлине подписал протокол о присоединении Румынии к Тройственному пакту и заверил Гитлера, что готов сражаться до последнего на стороне держав «оси».

Заверения о верности рейху и преданности фюреру звучали и от полномочных представителей Словакии и некоторых других стран, подписывающих документы о служении делу держав «оси». «Забыв» о том, что именно России его страна обязана спасением от турецкого ига, болгарский царь Борис в феврале 1941 года, еще до официального подписания протокола о вступлении в фашистский блок, дал Берлину «добро» на вступление немецких войск на территорию Болгарии. Первые части вермахта, переодетые в гражданскую одежду, стали прибывать в Болгарию под видом «экспертов» и «туристов». Они устанавливали жесткий контроль над основными объектами страны, ее транспортными путями. 1 марта 1941 г. Болгария официально присоединилась к Тройственному пакту, став еще одним плацдармом агрессии против Балканских стран и СССР.

Особую возвышенность пышным речам новоявленным союзникам фашистской Германии по случаю их вступления в блок придавал тот факт, что Берлин официально обещал им строить свои будущие империи за счет территорий Советского Союза. К примеру, Венгрии была обещана Восточная Галиция. Бухаресту – создание «Великой Румынии» не только за счет Бессарабии, но и других советских территорий. Финляндские реакционные круги мечтала о пересмотре мирного договора с СССР от 12 марта 1940 г. и стремились при помощи Германии создать «Великую Финляндию», захватив ряд советских территорий. Поживиться за счет «русского пирога» планировали болгарские, словацкие, итальянские правители. И не только они …

Берлин вполне мог гордиться всем этим. Накрепко привязав экономику стран-сателлитов к нуждам рейха, нашпиговав их своими войсками, он за короткое время, без единого выстрела, стал владеть огромными запасами стратегического сырья, территориями, представлявшими собой удобные плацдармы для нанесения ударов по Советскому Союзу.

Но вначале Берлин решил нанести удар, не пересекая границ СССР, начав с Балкан. Для агрессии на Балканах Германия и ее союзники выделили свыше 80 дивизий: 32 немецких, более 40 итальянских, остальные венгерские. Поддержку войскам на земле обеспечивали около 2000 танков, с воздуха более 2000 самолетов. Поход на Балканы, длившийся 24 дня (с 6 по 29 апреля 1941 г.), укрепил веру гитлеровского командования в непогрешимости стратегии «молниеносной войны», стал проверкой прочности новоявленного «братства по оружию».

Овладев к лету 1941 года Балканским полуостровом, гитлеровская Германия сразу же приступила к переброске освободившихся войск к советским границам, готовя их к «Восточному походу». Разумеется, с участием войск своих союзников. В частности, против СССР Румыния выставила 13 пехотных дивизий, 5 танковых, моторизованную и три кавалерийские бригады, около 3 тыс. орудий и минометов, 60 танков. Действия румынской армии должны были поддержать с воздуха более 400 самолетов.

Особо следует сказать о позиции Финляндии. К началу войны в ее армии было 470 тыс. чел., 3500 орудий и минометов, 86 танков и штурмовых орудий, свыше 300 самолетов. Финляндия не присоединялась к Тройственному пакту, но всячески демонстрировала верность рейху и была готова в любой момент вступить в фашистский блок.

Объявив нейтралитет, Финляндия тем не менее предоставила вермахту свою территорию, с которой германские войска совершили нападение на Советский Союз. Финские военно-морские силы оказывали помощь в маскировке немецких минных заградителей, вместе с ними участвовали в минировании советских территориальных вод.

После ответного удара советской авиации по немецким авиабазам на финской территории о маскировке можно было забыть, и 26 июня 1941 г. Финляндия объявила войну Советскому Союзу.

В конце мая 1941 года началось формирование карпатской группы венгерских войск, предназначенных для участия в войне против СССР. В ее состав вошел 8-й армейский корпус, усиленный за счет частей 3-го и 7-го армейских корпусов. Общая численность группы была увеличена до 44 тыс. чел.

В том же месяце прогитлеровски настроенная военщина, в Венгрии – весьма внушительная, проявила сильное беспокойство, узнав, что в германских планах войны с СССР первоочередная роль отводится Румынии и Финляндии. Начальник генштаба Х. Верт направил правительству меморандум, в котором требовал как можно скорее предупредить Гитлера о «добровольном желании Венгрии» принять непосредственное участие в войне против Советского Союза. 22 июня 1941 г. германский посол передал венгерскому диктатору Хорти письмо от Гитлера с сообщением о начале войны. Тот восторженно воскликнул, что он «в течение 22 лет ждал этого дня». 

 

Август 1944 г. Автор А.В. Егоров23 июня Венгрия разорвала дипотношения с СССР. Но разорвать одно дело, а другое – объявить о начале войны. Для этого должен был быть весьма веский повод. И в Будапеште его «нашли». 26 июня 1941 г. венгерские самолеты с нарисованными на фюзеляжах красными звездами совершили бомбардировку г. Кошице. Используя эту фальшивку, Венгрия объявила войну СССР, а ее войска начали боевые действия.


В Будапеште не сомневались, что германские вооруженные силы одержат очевидную «молниеносную победу», и участие Венгрии в «Восточном походе» будет настолько кратковременным, что призванные на фронт запасники могут даже успеть вернуться домой к уборочной кампании. Правда, не уточняли к уборочной кампании какого года. Стоит напомнить, что последний военнопленный бывшей венгерской армии покинул СССР в ноябре 1955 года. А всего в Советском Союзе, согласно официальным данным, в качестве военнопленных побывало 513 767 граждан Венгрии. Из них 49 генералов, 15 969 офицеров, 497 749 унтер-офицеров и рядовых. В плену по разных причинам умерло 54 753 чел.

Впрочем, истинный вкус «русского пирога» сполна познали и сотни тысяч военнослужащих других европейских стран, державших равнение на рейх. Как говорится, и по заслугам! Но все это будет потом, а тогда, в июне 1941 года, гитлеровское «братство по оружию» в отличном настроении и с полной отдачей сил участвовало в покорении славянских территорий, превращая их по наказу фюрера «в зону выжженных земель», мечтая о строительстве на них своих великих империй с миллионами русских рабов. 

 

Пленные немецкие, итальянские, румынские офицеры. Май, 1943 г. Автор В.С. КинеловскийПо завету Болдуина

А ведь этого марионеточного «братства по оружию» вполне могло и не быть. Как и гитлеровского режима с его бредовыми идеями о новом мировом порядке, превосходстве арийской расы, сотнями концлагерей с дымящимися печами нацистского ада… Могло, если бы европейское сообщество в нужный момент раз и навсегда пресекло появление нацизма и фашизма. Возможностей для этого поистине судьбоносного для мира дела у европейских государств было предостаточно.

Первую из таких возможностей – остановить зарождение агрессивных устремлений фашистов – нужно было не упускать в марте 1935 года, когда Гитлер издал закон о всеобщей воинской повинности и создании армии из 12 корпусов и 36 дивизий. Это было прямое нарушение Версальского договора, наглый вызов мировому сообществу. Но это самое сообщество ограничилось лишь сожалением по поводу действий Германии и рядом ничего не значивших жестов-предупреждений.

Вторая возможность пресечь милитаристское зло Германии, покончить с ее агрессивными устремлениями западные державы бездарно упустили весной 1936 года, когда немцы приступили к оккупации Рейнской зоны. Руководство фашистской Германии понимало, что затевает авантюру, так как ремилитаризация Рейнской зоны не только являлась очередным нарушением Берлином Версальского договора, но и представляла собой реальную угрозу безопасности Франции и Бельгии, которые не просто могли, а были обязаны дать отпор Германии, чья армия не отличалась тогда высокой боевой готовностью.

- Мы не готовы к войне, наша армия может потерпеть поражение только от одной французской армии, - предупреждал Гитлера генерал В. Фрик.

- Да, если бы французы вошли тогда в Рейнскую область, нам бы пришлось удирать, поджав хвост, - признавался позднее фюрер.
И он не сгущал краски. Вступление германских войск в Рейнскую зону - это был зондаж Берлином поведения европейского сообщества, проверка его реакции на агрессию. Об этом свидетельствует тот факт, что командиры немецких батальонов, вступивших в Рейнскую зону, имели приказ при первом же появлении французских войск немедленно отступать. Более того, личный состав входил в зону без патронов, артиллерия не имела снарядов, на самолетах не было боеприпасов.

Но французская армия так и не получила приказ о выступлении. Не возмутились очередной агрессией Германии и англичане. Равнодушно отнеслась к событиям в центре Европы и Лига Наций. Позиция стран Запада диктовалась тем, что, вложив в экономику Германии огромные финансовые средства, они жили в ожидании огромных прибылей. К примеру, с 1924-го по 1931 год только США, Великобритания, Франция и ряд других стран предоставили Германии займы в размере 23,8 млрд марок. Именно благодаря этим финансовым вливаниям рекордными темпами росла военная мощь Германии. Достаточно сказать, что уже к осени 1936 года численность ее армии составляла 36 пехотных дивизий. Весьма показателен и такой факт: если в 1933 году в Германии было выпущено 360 самолетов, то в 1935-м - 3200.

Говоря о значении и роли международной финансовой помощи в милитаризации гитлеровского режима в самый раз вспомнить такой эпизод. Когда Германия оккупировала Австрию, госсекретарь США К. Хилл отметил, что правительство США «озабочено вопросом о том, в какой степени австрийский инцидент может поставить под угрозу сохранение мира», но все же главную заботу правительства США составлял вопрос о погашении американских кредитов Австрии. То есть на первом месте не судьба Австрии, будущее мирового сообщества, а только капиталы…

Захват Германией Австрии отчетливо показал, что западные державы были не склонны давать отпор агрессии. За этой «политикой умиротворения» отчетливо проглядывалось циничное предательство. Это еще раз подтвердили события, связанные с захватом Германией Чехословакии. Вместо того чтобы четко выразить свое отношение к очередным агрессивным планам Берлина, встать на защиту суверенности Чехословакии, Лондон и Париж увязли в бесконечных консультациях и пустых переговорах, в то же время громко и настойчиво требуя от Чехословакии пойти на уступки Германии.

А ведь, объедини свои усилия, западные державы вполне могли дать Германии жесткий отпор. Только армия Чехословакии имела в строю свыше 2 млн чел., 45 дивизий, 1582 самолета, около 500 танков, 5700 орудий. А у вермахта было 2,2 млн чел., 47 дивизий, 2500 самолетов, 720 танков. Германское превосходство был минимальным.

Стоит вспомнить и о том, что в трагическое для Чехословакии время ее союзником являлся Советский Союз, готовый оказать ей военную помощь. К юго-западной и западной границам СССР были выдвинуты и приведены в боевую готовность танковый корпус, 30 стрелковых и 10 кавалерийских дивизий, семь танковых, мотострелковая и 12 авиабригад. Там имелось семь укрепрайонов, а в системе противовоздушной обороны - два корпуса, дивизия, две бригады, 16 полков, а также четыре зенитно-артиллерийские бригады, 15 зенитно-артиллерийских полков. В боевую готовность был приведен второй эшелон войск, состоявший из 30 стрелковых и шести кавалерийских дивизий, двух танковых корпусов, 15 отдельных танковых бригад, 34 авиабаз.

В Вооруженные Силы было призвано из запаса около 330 тыс. чел., задержано увольнение десятков тысяч младших командиров, выслуживших установленные сроки службы. Для переброски в Чехословакию в боевой готовности находилось 548 самолетов, из них 246 бомбардировщиков СБ и 302 истребителя И-16.

Сейчас трудно представить, как бы развивались события с включением Советского Союза в выполнение договора о помощи Чехословакии. Одно ясно: гитлеровская Германия наверняка бы не посмела начать реализацию агрессивных планов наведения «нового мирового порядка».

Но, к сожалению, этого не произошло. Западные державы настояли на том, чтобы Чехословакия разорвала договор с Советским Союзом, гарантируя о ее независимости. Дальнейшее известно: вначале Германия захватила Судеты, а спустя полгода, в марте 1939-го, немецкие войска, игнорируя англофранцузские «гарантии», вторглись в Чехословакию и ликвидировали ее как самостоятельное государство.

В такой же манере западные державы обошлись и с Польшей. Громогласно объявив о своих обязательствах по оказанию ей «всевозможной поддержки» в войне с Германией, Великобритания и Франция напрочь забыли о своих гарантиях. Когда Польша истекала кровью и взывала о помощи, более 100 дивизий ее союзницы Франции стояли неподвижно против трех десятков немецких дивизий. Они так простояли весь период, вошедший в историю Второй мировой войны как «странная война».

Странная потому, что, покончив с Польшей, Берлин вдруг прекратил боевые действия. По странному стечению обстоятельств западные державы, имевшие реальные возможности нанести достаточно сильный удар по Германии, также бездействовали. Причем бездействие порой носило абсурдный характер. К примеру, французское правительство потребовало от правительства Великобритании, чтобы британская авиация не бомбила Германию, опасаясь ответных ударов. В свою очередь, когда к министру авиации Великобритании обратились с предложением поджечь зажигательными бомбами лесные массивы Германии, тот возмутился, мол, как это можно, «ведь лес в Германии – частная собственность… Завтра вы меня попросите бомбардировать Рур, но это тоже частная собственность».

В тиши и бездействии «странной войны» верховный союзнический совет вместо активизации действий своих войск против Германии спланировал (под предлогом помощи Финляндии) нанести удар по Ленинграду и Мурманску. Затем французское правительство по согласованию с правительством Великобритании поручило своим генералам разработать план «непосредственного вторжения на Кавказ». После обсуждения многочисленных вариантов весной 1940 года были разработаны два сходных по характеру плана нападения на СССР – английский и французский. В Великобритании, Франции и США развернулась антисоветская кампания.

«Дух крестового похода повеял отовсюду…, – писал французский журналист А. Кериллис, – раздавался один только клич «Война России!». Горячка антикоммунизма достигла пароксизма и приняла формы эпилепсии».

Принято считать, что данная горячка в первую очередь была вызвана вступлением советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию, подписанием советско-германского договора о ненападении, войной Советского Союза с Финляндией.

Бесспорно, все это, как говорится, имело место. Но стоит вспомнить, что именно Советский Союз в августе 1939 года буквально за неделю до того, как Германия приступила к ликвидации Польши, предлагал Варшаве свою помощь в случае агрессии. Но Варшава высокомерно отвергла стремление Москвы избежать уже нависшей над ней катастрофы.

Бесспорно и то, что, находясь тогда в тотальной политической изоляции и предчувствуя угрозу приближающейся войны с Германией, Москва совершила абсолютно правильные действия, которые и вызвали у западных держав приступ горячки антисоветизма. Причем далеко не первый.

Ведь еще с середины 1930-х годов эти самые державы и, прежде всего, Великобритания, рассчитывали на то, что набиравший силы третий рейх обязательно направит свои экспансивные устремления в восточном направлении и, в конечном счете, произойдет столкновение фашистской Германии с СССР, в результате которого Германия ослабнет, а Советский Союз перестанет существовать. И тогда для западных держав наступит долгожданный час виктории. Ведь еще Джордж, известная в политических кругах Великобритании личность, в начале 1930-х годов делился своими планами: «Мы предоставим Германии свободу вооружения, мы откроем Германии дорогу на восток и тем самым обеспечим ей возможность экспансии».

Этого сэра активно поддержал другой – С. Болдуин. Являясь премьер-министром Великобритании, он еще в 1936 году, когда Советский Союз в одиночку боролся против фашизма, а до известных событий 1939 года было далеко, мечтал: «Если бы в Европе дело дошло до драки, то я хотел бы, чтобы это была драка между большевиками и нацистами».

Как видим, у антисоветской истории давние корни. И в своих устремлениях те же английские политики ничего нового не делали. Они последовательно трудились над решением планов своих предшественников по натравливанию гитлеровской Германии на Советский Союз. И добились намеченного. «Драка» между большевиками и нацистами, о которой так мечтал сэр Болдуин, и не только он один, началась 22 июня 1941 г. 

 

Лагерь для военнопленных венгров. На сельскохозяйственных работах. 1 сентября 1944 г. Автор Григорьев

 Знать и помнить

Сегодня в Европе о 22 июня 1941 г. имеют смутное представление. Как, впрочем, и о 9 мая 1945 г. Сегодня в Европе, как и в некоторых бывших советских республиках, в ходу новая история Второй мировой войны. С новыми трактовками событий, победителями и, конечно же, с новыми героями.

А Красной Армии, которая три года в одиночку сдерживала натиск немецко-фашистских сил и внесла решающий вклад в разгром всей прогитлеровской рати, в новой истории отведена второстепенная роль. Авторы так называемого «нового слова» о войне, фальсифицируя ее историю, сознательно ретушируют недальновидную, а то и предательскую политику западных держав в 1930-е годы, скрывают их попустительство появлению и укреплению фашизма, развязыванию Второй мировой войны, жертвами которой стали около 60 млн чел.

На фоне тотальной фальсификации истории минувшей войны героизации бывших нацистов, беспамятства по отношению к беспримерной жертвенности Красной Армии и ее высочайшему подвигу стоит вспомнить, что должно было последовать по замыслу Гитлера после «молниеносной победы» на востоке. Согласно проекту директивы от 11 июня 1941 г. ОКВ № 32 «Подготовка к периоду после осуществления плана «Барбаросса» фашистская Германия после разгрома СССР должна была взяться за уничтожение Великобритании и США. Для этого гитлеровским командованием предусматривалось создание «европейско-западно-африканского бастиона против англо-американской коалиции».

Первоочередными стратегическими задачами вермахта после разгрома Советского Союза должны были стать операции по захвату Северной Африки, Гибралтара, Ближнего и Среднего Востока.

Подготовку к захвату Гибралтара (операция «Феликс») с одновременной оккупацией испанского Марокко намечалось начать тогда, когда «Восточный поход» будет приближаться к завершению. Кстати сказать, захват африканских территорий гитлеровцы планировали осуществить при поддержке своего «братства по оружию» – итальянцев, испанцев и профашистских французов.

Египет и Палестина, Афганистан и Индия, Азорские острова и Дакар, Бразилия и Исландия, затем США – вот «этапы большого пути» вермахта по захвату мирового господства. Стоит еще раз подчеркнуть, что именно от победы или поражения гитлеровцев в войне против СССР зависела судьба всех европейских народов, будущее всего человечества.

И поистине бесценный подвиг совершила Красная Армия, похоронив на российских просторах мечту нацистов о мировом господстве. Подвиг, который советские воины вершили под Москвой и Сталинградом, на Курской дуге и под Ленинградом… Подвиг, у которого своя отправная точка – 22 июня 1941 г. – День памяти и скорби.

 

Иван КОСЕНКО 

 

 

Фото из архива Агентства «Военинформ»
Российское военное обозрение № 8 (67) август 2009 

 

http://www.coldwar.ru/rvo/082009/zakulisie-predistorii-vtoroy-mirovoy.php

 

  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Введите два слова, показанных на изображении: